23:01 

Заявка №6

Hellsing-fluff
Пип/Виктория.
АU. Первая брачная ночь. Обсуждение планов на будущее. "А я хочу троих детей. Мальчиков".
Рейтинг не принципиален.

@темы: Выполнено, Пип, Пип/Серас, Серас, Тур I

URL
Комментарии
2009-10-29 в 01:38 

Несколько дерганное повествование, это как предупреждение, ога

- …эффективность работы нашего специального подразделения за последнюю декаду возросла примерно на шесть процентов, это, несомненно, показатель высокого уровня развития и…
- Сержант Серас, я прекрасно понимаю, что ежемесячный отчет у руководителя – это праздник для подчиненного. Но разве стоило так ради этого выряжаться?
Если бы Виктория могла, она бы порозовела, покраснела и стушевалась бы. Или возмутилась бы, тонко намекнув леди Хеллсинг, что вообще-то они живут в самой демократичной державе земного шара, да и не ей бы, в черном мужском костюме-то, отвешивать замечания. Но хозяином импульсивной блондинки был не менее импульсивный румын, у которого девушка негласно училась терпению и выдержке.
- Прошу простить, леди Хеллсинг. Я могу продолжать?
- Продолжайте. И я попрошу вас сразу же перейти на часть о расходах и запросах на новое вооружение.

Мужчина нервно расхаживал у небольшой ратуши взад-вперед уже минут пятнадцать. Голубой смокинг сковывал его, бабочка душила, а волосы настырно лезли в рот, тонко навевая желание подкрепиться. Пип в который раз глянул на фальшивый «Ролекс», купленный за десять долларов в Таиланде, снова усиленно зашагал по брусчатке.
Гостей на свадьбе не было. Не было даже шафера и подружки невесты – молодые шифровались от вездесущей, всезнающей и всеслышащей леди Хеллсинг, словно не под венец собрались, а по меньшей мере атомную бомбу в подвале Хеллсингов клепать из подручных материалов. Так что весь необходимый персонал был наемным. Посаженый отец, посаженый лучший друг – актер третьесортного театра, побитый жизнью и молью, посаженная подружка невесты. Капеллан был заказан за две недели, церковь была в Ирландии, куда Интегра, англичанка до кончика сигариллы, не сунулась бы ни за что, язвительно припомнив что-нибудь о борьбе за независимость и любовь к обильным возлияниям. Да и близость католиков пугала всех, кроме ухнувших в омут брака жениха и невесты.
- Чего ты так долго! – накинулся он на девушку, когда около часовни, наконец, с визгом затормозило такси с местным шофером, явно реинкарнацией какого-то угонщика табунов. – Свадьба началась три минуты назад, женщина!
- Леди Хеллсинг докапывалась до бухгалтерской отчетности, - пробубнила растрепанная, нервозная, пытающаяся одновременно одернуть простую белую юбку элегантной двойки с пиджаком и всучить нетерпеливо что-то мычавшему шоферу его гонорар. – Совершенно уверена, что я спускаю деньги на что-то постороннее.
Пип хмыкнул, окинув взглядом скромный макияж, который ни шампанским, ни едой, ни поцелуями не смазать, красивую юбку-карандаш до колен и спешно вынимаемую из сумочки шляпку-беретку с крохотной вуалью, аккурат до середины лица.
- Она недалеко ушла от истины, - улыбнулся Бернадотте, подставив галантно своей спутнице локоть, как привык во время прогулок по набережной вонючей Темзы. Спохватился, хлопнул себя по лбу и унесся вглубь часовни, нашаривая в кармане коробочку с кольцами, едва не сбив по дороге грузного рыжего дяденьку с пугающими воображение бакенбардами и бородкой.
«Папа-папа, как иногда тебя не хватает», - деловито-грустно подумала Серас, благодарно подхватывая посаженого отца под локоток.

В сущности, церемония не продлилась и двадцати минут. Дорога до алтаря, старенький и явно не одну пару обручивший священник, скрепивший их союз молитвой, обмен кольцами, традиционный поцелуй. Виктории большего и не надо было, а Бернадотте в ужасе отмахнулся бы от перспективы устраивать что-то грандиозное с куболитрами выпивки и шестиярусным тортом – мужчина, он был очень далек от мира конфетно-глазурной романтики, которой иногда прикрывают свадьбу. А так – оба вышли за порог церкви, получили вежливые поздравления от совершенно посторонних людей, отправившихся смывать грим, и всё смотрели на закатное уютно-апельсиновое солнце.
- Ну, теперь все? – глупым голосом осведомилась девушка.
- До могилы, вроде бы. Хотя в нашем с тобой случае это звучит очень двояко, - вздохнул Пип.
На пороге церкви, держась за руки и натужно соображая, что делать дальше и куда идти, они простояли еще минут десять. А потом поняли, что в сущности ничего не изменилось – их любовь при них, сэкономленные на помпезной пирушке деньги – тоже. Значит, просто теперь они в ответе за собственные глупости солидарно, как сказала бы подкованная в юриспруденции леди Хеллсинг. Да не перед грозной хозяйкой Хеллсинга, а перед фигурой более значимой.
«Вот что значит - влипнуть», - рассеянно-счастливо подумали они в унисон.

Когда они вернулись, отпраздновав свое маленькое событие в кафе неподалеку от Ковент-Гарден, в подвале Виктории их встретил ключик от одной из комнат жилого этажа и короткая лаконичная записка фирменным остроугольным почерком Интегры Хеллсинг: «Дети, хватит дурить». Пип и Виктория переглянулись, как застуканные Бонни и Клайд – очень глупо было надеяться, что леди, в подчинении которой в подчинении есть как минимум одна Гончая с миллионом глаз, не заметит, как сильно изменились ее подчиненные.
- Это такой свадебный подарок? – неверящим тоном осведомился Бернадотте. В понимании простого наемника все, что не оплачивалось, обязательно испорченным, поломанным, отравленным или просто ненужным.
- Похоже на то, - пораженно произнесла Виктория. – Может, только на одну ночь?
- Ну да, на брачную, - хмыкнул Бернадотте. – И комната, кстати, прилегает к черному ходу.

URL
2009-10-29 в 01:39 

- А я бы поселился в Швейцарии, - мечтательно протянул Бернадотте, разглядывая высокий потолок. – С детства обожаю кататься на лыжах. Опять же, было бы неплохо стать этаким рантье и стричь купоны, потягивая имбирное пиво.
Виктория расчесывалась у зеркала, удивительно стесняясь. Всего на свете и по отдельности.
Вроде бы не в первый раз она с ним, для них брачная ночь – просто красивая дань традициям. Ну и приятная, конечно. Только комната, а не подвал. Только светло. И кровать большая, но холодно-безликая – леди Хеллсинг пожертвовала им явно одну из спален для гостей, в синей гамме. Про себя Виктория тихонько мечтает…
- А зачем нам куда-то уезжать? – удивленно спросила она, запахиваясь понадежнее в атласный скользящий халатик красного удивительно шедшего ей цвета. – Леди Хеллсинг рантье в третьем поколении, мы ее слуги, у нас будет жилье и постоянная работа, будем обустраивать поместье и тихонько копить капиталы на…
- …домик в Швейцарии, - непреклонно заявил Бернадотте. – Я хочу хоть на старости лет нормально прокатиться на фуникулере.
- На старости лет тебе это не нужно будет, - отрезала решительно Дракулина, у которой привязанность к месту второго рождения была катастрофической и сродни шизофреническому диагнозу.
- А на молодости я денег не накоплю, женщина!
- А ты и не будешь копить, - решительно сложила Виктория руки на груди.
- Я тебе что, лепрекон – сидеть на горшке с деньгами?
- Нет, у нас обязательно найдется, куда их вложить, - заверила Виктория, - у моего папы был приятель, повар в семнадцатом поколении. У них свой ресторан в Лондоне с шестнадцатого века, сейчас у них тоже дела идут распрекрасно. Может, вложим куда-нибудь деньги или купим что-нибудь из приносящей доход недвижимости.
- В восемнадцать лет положено думать о розовом пони, - досадливо поморщился наемник. – Чтобы что-то купить, нужно что-то заработать.
- А твоего гонорара на полной дотации от двора Ее Величества тебе мало? – искренне поразилась Виктория.
- Мне всегда мало, иначе бы я в Уганде с автоматом не бегал, - брюзжащим тоном произнес наемник.
- Лучше носки сними, - приказным тоном постановила Виктория.
- Так холодно же! Мы же в Британии! – запротестовал Пип. – Тут плюс восемнадцать.
- Сейчас будем греться, - заверила его вампирша, сдергивая бело-зеленые полосатые носки и безапелляционно расстилая кровать. – А если тебе мало денег, то работай эффективнее, будешь получать квартальную надбавку, а она в полтора раза повысит гонорар.
- И через три года я куплю домик в Швейцарии, - мстительно пригвоздил Бернадотте.
- Рыжий! – разозлено воскликнула Виктория, одним цепким движением обхватив капитана за шею и прижав к пышной мягкой груди. Носом. – Никакой Швейцарии! Мои дети не должны жить в окружении этих жиромясных бюргеров! Они будут знать только о сыре и шоколаде!
- Пусти, задохнусь же, женщина!
- Хватит звать меня женщиной!
- То тебя девчушкой не зови, то женщиной!
- По имени! Иначе будешь звать по званию, - отрезала Виктория, повалив капитана на подушку рядом с собой.
- Ну да, ну да, конечно, - пробурчал Пип, с удовольствием потершись носом о ключицу девушки. – Ты там что- то сказала о страшных маленьких слюнявых чудовищах?
- Ты сам был такой!
- Нет! Я родился с косой, повязкой и пистолетом!
- Ну нет, дорогой мой, - кровожадно протянула Виктория, да так внушительно, что Пипу мгновенно захотелось убраться из постели куда подальше. Ровно до тех пор, пока одна стройная ножка не обхватила его за талию, прижав к чуть выпуклому очаровательно-девичьему животику. – Я хочу минимум троих детей, - расплылась в клыкасто-предвкушающей улыбке девушка. И припечатала. – Мальчиков.
- Чего?! – подавился сладким мечтательным поцелуем Бернадотте.
- Милых, рыжих и зеленоглазых. Желательно, чтобы они родились без кос и пистолетов.
Бернадотте недоверчиво покосился на Викторию – для него этот материнский инстинкт со стороны теперь уже жены был в новинку. А хотя…
- Нет, мальчики не годятся, - поморщился он к вящему удивлению Серас. – Хочу троих девочек. Блондинок. Голубоглазых, - представив трио симпатичных маленьких девочек, непременно обучающихся в английской школе со строгими нравами, капитан и сам незаметно умилился, как-то перескочив ступеньку «страшных, маленьких и слюнявых».
- Минуточку! Оставь свои кобелиные замашки! Ты хоть знаешь, как тяжело чего-то добиться с такой внешностью?!
- А по мне, так очень легко. Будут как мамочка – бегать с большими пушками по особняку леди Хеллсинг и укладывать мелких пацанят к ногам сногсшибательными улыбками.
- Каких еще пацанят?!
- Будь уверена, скоро и наша Железная Леди разведет тут выводок, я совершенно уверен – так потакать подчиненным, это никаких жилищных фондов не хватит.
Виктория надула губы, одновременно умудрившись строго их поджать.
- Мальчики! Сильные, настоящие джентльмены!
- Девочки! Маленькие, смешливые и без замашек истинных леди!
- Мальчики!
- Девочки!
- Мальчики!
- Де…
- Ради бога, заткнись! - не сдержалась Виктория. – Лучше поцелуй меня.
- Да с удовольствием, - хмыкнул Бернадотте, одним ловким движением опрокинув вампиршу на спину и нетерпеливо завозившись. Вот так бы и сразу – а то какие-то глупые мечты.
Бедный Бернадотте еще не знал, что у расчетливой и очень умной девочки Виктории на его счет уже заведен план в двадцати восьми пунктах – и это только на первый год. В первом же году стояло жирно подчеркнутое «первый ребенок». Обойдется он и без домика в Швейцарии, будет куда деньги вложить. Что может быть надежнее инвестиций в будущее поколение? Тем более теперь, когда им дали такое ненавязчивое разрешение.

URL
2009-10-29 в 09:24 

Это я так, чисто теоретически.
:heart:_________________:heart:
Заказчик счастлив сверх всякой меры, ему остаётся только ронять слюни восхищения на клавиатуру. Оно прелестно!

2009-10-29 в 11:02 

Лисявое ОБЛО
Мисс Кимпейл ну, надеюсь, вы меня не переоцениваете)

2009-10-29 в 12:44 

Это я так, чисто теоретически.
Нет. Я рада исполнению сверх всякой меры. На суде сидела, вспоминала заказ и улыбалась как идиотка. ^^"

2009-11-04 в 16:33 

-Шинигами- Интегра, англичанка до кончика сигариллы а сигариллы скорее кубинские.
Порадовалась, искренне порадовалась.

     

Hellsing Fluff

главная